Ирина Муравьёва: «Я до сих пор боюсь выходить на сцену!..»

Ирина Муравьёва: «Я до сих пор боюсь выходить на сцену!..»Ирина Муравьёва до сих пор входит в первую четвёрку самых популярных актрис отечественного кино, хотя её профессиональная жизнь давно переместилась на подмостки Малого театра, который не так давно побывал с гастролями в Перми. Впрочем, и антрепризами «самая обаятельная и привлекательная» тоже не брезгует. Уже дважды она собирала аншлаги в Большом зале филармонии, представив жителям Перми комедию-водевиль «Жена – интриганка, или Актёры меж собой».

Боимся разочаровать преданных поклонников актрисы, но «Надя Клюева» за кулисами оказалась женщиной холодной, замкнутой и к откровенностям отнюдь не склонной. Удивительно, что Ирина Вадимовна вообще согласилась на интервью! Говорят, даже со столичными журналистами народная артистка России не общается уже много лет…

– Ирина Вадимовна, а раньше вы более лояльно относились к акулам пера? Ведь общение с прессой – неотъемлемая часть славы…

– Понимаете, узнаваемость обрушилась внезапно. Я просто не знала, что делать и как себя вести. Ко мне подходили совершенно незнакомые люди и улыбались. Пытались заговорить, а я делала вид, что никого не вижу, потому что была готова провалиться сквозь землю от стыда. Потом один знакомый сказал мне: «Ты посмотри, человек идёт и тебе улыбается. Как ты можешь ему не ответить? Ведь он твоё стеснение принимает за гордыню». И потому сейчас я на улицах всем улыбаюсь. Но интервью давать не люблю. Зачем? К примеру, все хотят узнать о моих детях. А к чему? Зачем о них говорить? Я не хочу, чтобы мне их портили и вторгались в их жизнь.

ВМЕСТО ПЕРВОКЛАШЕК ВОСПИТЫВАЛА СЫНОВЕЙ

– Тогда давайте вспомним, как вы сами были ребёнком. Это правда, что родители держали вас в ежовых рукавицах?

– Да, у меня очень строгая мама – она постоянно оберегала и опекала нас с сестрой. Она не работала, всю жизнь занималась нашим воспитанием. Нам нельзя было сделать ни шагу в сторону. После школы мы сразу бежали домой, потом – на занятия музыкой, вечером опять возвращались домой. Вообще, я и своих сыновей старалась так же воспитывать, постоянно выясняя, где и с кем они пропадали. Мои ребята, так же, как я в детстве, были сильно загружены учёбой.

– Неужели до десятого класса вы хотели стать учительницей, а отнюдь не актрисой?

– Да, я мечтала об этом до шестнадцати лет, но потом полюбила стихи, увлеклась театром. А если бы не удалось стать актрисой, непременно стала бы учительницей начальных классов. Почему именно начальных? Потому что с пятнадцатилетними общаться неинтересно, а вот с первоклашками – ангелами – просто замечательно!

– После окончания школы вы подали заявления во все столичные актёрские вузы, однако никуда не поступили. Это не отбило охоту лицедействовать?

– Нет, и на второй год я сразу поступила в драматическую студию при Центральном детском театре.

– А свою первую роль помните?

– В Детском театре я играла мальчика в водевиле. Это была очень большая, хорошая роль. Да-да, трудно представить, но когда-то я была тонкая, длинная, как мальчик…

НЫНЕШНЕЕ КРЕДО – БАБУШКИ. НО ЛУЧШИЕ

– Вас сейчас приглашают сниматься в кино?

– Редко. Я понимаю, что мой звёздный час прошёл. Я не знаю ни одной современной роли, которую увидела бы и сказала себе: да, вот это я бы хотела сыграть! Молодая сильная женщина – моё амплуа в кино. Но таких ролей мне уже, как сами понимаете, не предлагают, видимо, режиссёры считают, что я сильно постарела. ( Смеётся. ) Я очень люблю сниматься в кино. Мне очень нравится работать на радио, озвучивать мультфильмы. И всё, что касается актёрской профессии, мне всё это нравится. Но где я больше всего себя хорошо чувствую, так это в театре, когда есть хорошая роль. У меня неинтересная жизнь, понимаете? Я вас предупреждала: с меня нечего взять, с меня толку мало.

– Но если всё-таки найдется интересная роль именно «под вас», неужели откажетесь?

– Ну и кого я, по-вашему, должна играть? Мать или женщину, которая в кого-то безумно влюблена? Я не могу играть такие роли, хотя именно их постоянно предлагают. И вообще, мне кажется, что любовь должна играть женщина не с моей внешностью. Да и по возрасту я уже бабушка…

– Которую вы недавно и сыграли…

– Да, в картине «Самая лучшая бабушка». По сценарию, мы с Ириной Купченко – две бабушки. Обе дамы обожают внука, а друг друга терпеть не могут. На восьмом кинофестивале отечественного кино «Московская премьера» за роль Анны Семёновны я была удостоена приза «За лучшую роль взрослого».

– У вас же была ещё одна роль бабушки, за которую вы тоже получили приз.

– На последнем «Кинотавре» мне вручили приз за лучшую женскую роль второго плана, за работу в фильме «Китайская бабушка», где я сыграла Екатерину.

– А какая роль из всего множества сыгранных вами самая любимая?

– Любимая всегда последняя роль, так как ею живёшь в данный момент, она заставляет тебя мучиться, порой – не спать ночами. А вообще, я не проецирую своих героинь на себя. Но не надо перед зрителем раскрывать всей кухни, иначе ему будет неинтересно. Я понимаю, что людям многое хочется узнать об артисте, а ведь много знать не надо. Артист, как и театр, должен оставаться для зрителя сказкой, загадкой, тайной. Не надо препарировать актёра.

СЕКРЕТ СЧАСТЛИВОГО БРАКА – В РАННЕМ ЗАМУЖЕСТВЕ

– Сегодня вы полностью отдаётесь театру?

– Я всегда хотела работать именно в театре. И сейчас играю в Государственном академическом Малом театре большие серьёзные роли, о которых актрисам моего возраста можно только мечтать… А вообще, я не знаю, как в дальнейшем сложится моя театральная жизнь. Я как-то «обвалилась» в спектакле «Госпожа министерша», поэтому за новые роли больше не берусь. Я очень ленива. И планов у меня, о которых вы, журналисты, так любите спрашивать, никаких нет.

– Вы так спокойно и отстранённо обо всём рассказываете, что с трудом верится, будто, увидев себя в фильме «Москва слезам не верит», расплакались…

– Было дело. Я не понравилась себе. Я очень критически настроенный человек и всегда в ужасе от своей игры. Но если через какое-то время люди говорят, что это – хорошо, я им верю. Один мудрый человек сказал, что зрительский успех не имеет ничего общего с художественным успехом. И я с ним полностью согласна. Но это не мешает мне до сих пор бояться зрительного зала. Когда я выхожу на сцену, боюсь, что в зале сидит хотя бы один человек, который понимает, как я ужасно играю.

Но иногда я думаю, как всё хорошо сложилось в моей жизни. Если бы я не стала актрисой, то мне, наверное, было бы так скучно и тоскливо жить! Конечно, я нашла бы что-то для себя, но вот счастливой не была бы точно.

– В чём секрет вашего многолетнего брака с режиссёром Леонидом Эйдлиным?

– Терпеть надо. Иметь терпение и уважение к супругу, спутнику жизни. Благодаря терпению семейная жизнь будет счастливой и долгой. Ты потерпишь, и тебя потерпят. Всё очень просто, но очень трудно. Я уверена, что секрет женского счастья – в кротости, смирении, послушании мужчине и… раннем замужестве! ( Смеётся. )

Если бы я не работала, была помещицей и сидела дома – наверное, времени было бы больше. Мне моего времени было достаточно и на детей, и на семью. Главное – желать, чтобы его хватало. Но, опять же, нельзя всё своё время проводить с ребёнком. Он тебя возненавидит. Надо жить самой и давать возможность жить другим.

– Какие ассоциации взывает у вас город Пермь?

– Помню, Клара Лучко, царство ей небесное, рассказывала, как съёмочная группа фильма «Карнавал» поехала с картиной в Пермь. К сожалению, я тогда не могла поехать с ними: у нас была премьера в театре. Так вот, после показа «Карнавала», по словам Лучко, к ней подошла девушка с заплаканными глазами и, улыбаясь сквозь слёзы, сказала: «Этот фильм про меня. Скажите, откуда Муравьёва всё так верно обо мне знает?» Эту историю я запомнила и всегда её вспоминаю, когда приезжаю в ваш город на гастроли…

Источник: bezformata.ru