Ирина Муравьева, интервью на радио

Ирина Муравьева, интервью на радиоСегодня у меня в гостях актриса Малого театра, актриса, которая не любит, когда ей задают вопросы. Народная артистка России, лауреат Государственной премии СССР, кавалер ордена «Знак почета» Ирина МУРАВЬЕВА.

- Она не любит, когда ей задают вопросы, но она здесь.

- Почему вы здесь?

- Потому что вы меня связали цепями и притащили сюда. Мне пришлось прийти.

- Ирина Вадимовна, вы играли провинциальных актрис. Провинция подпитывает вас?

- Для меня нет такого понятия. Что такое провинция или не провинция?

- Я думаю, что Благовещенск все-таки провинциальный город.

- Начнем с того, что Москва – это не город. Это какой-то мир, страна, не знаю, что это такое. Это какая-то трасса, на которой все время бегают машины, и ты где-то там немножко живешь. Хотя это святой город и замечательный. Я там всю жизнь провела. Я люблю Москву, но в нем трудно жить. Там вообще стерты все понятия. Только узкий круг людей, с которыми можно немножко от этой суеты отойти. А когда приезжаешь в другие города, где нет вот этой бурной в плохом смысле слова жизни, где все тише, спокойнее - все как в детстве, по-людски. Вот в этом смысле я очень люблю приезжать.

- А верит ли Москва слезам? Со временем вы получили ответ на этот вопрос?

- Это вообще пословица, которая звучит так: «Москва бьет с носка и слезам не верит». Это старинная пословица. Эта идея каждого столичного города. Не каждая столица примет любого приходящего.

- В вашей творческой жизни были слезы помимо сценических?

- А как же.

- Вы боролись за роли?

- Никогда в жизни.

- Но когда-то вы сказали: «Я не могла бы представить себя вне театра». Вас спросили: «Если бы вы не стали актрисой, кем бы вы были?» Вы ответили: «Я была бы несчастна вне сцен театра».

- Вот так скажешь что-нибудь, а потом тебя начнут цитировать. Хорошо сказала. Да, я всегда хотела работать в театре. Начинала с мальчишеских ролей в Центральном детском театре.

- Правда ли, что, когда вы выходили на поклон, про себя думали: «Детки, запомните меня. Я стану знаменитой артисткой»?

- Не так. Я шутила так. Когда мы все выходили, я кланялась и говорила: «Дети, когда вы вырастете, не забудьте меня, пожалуйста». Потому что они с таким восторгом всегда смотрели эти замечательные спектакли. Хорошие были спектакли. И очень многие седовласые мужчины ко мне подходят и говорят: «Я вас видел в театре на сказке о четырех близнецах». И я понимаю, что взрослый человек не ходил в театр, это был ребенок, и кокетливо ему говорю: «Вы, наверное, тогда учились в пятом классе?» А он поправляет: «Нет, в третьем».

- Как переживают актеры нахлынувшую на них бешеную популярность? Она всем одинаково дается, или ее не каждый нормально переживает?

- У меня очень строгие родители. С ремешком встречали. К обеду надо было вовремя приходить после школы. Они никогда меня не хвалили. И всегда, что бы я ни делала, думала: «Что мне скажут мама и папа?» Я не знала.

- В двух картинах судьба связала с такими мэтрами, как Юрий Яковлев и Клара Степановна Лучко. Это «Карнавал» и «Мы, нижеподписавшиеся».

- Я играла с Пляттом, Раневской, Сошальской. Я была ноль без палочки. Это были гиганты. Я вставала рядом и боялась молвить слово. Я боялась что-то испортить. Я на них смотрела снизу вверх, поэтому оценить мастеров не могла. Я была не на равных с ними. И кроме трясущихся рук и ужаса в том, как я буду с ними вместе играть и что из этого получится, у меня не было. Поэтому великих творческих воспоминаний у меня даже нет. Мне нечего рассказать.

- Ваши героини, советские современницы, очень шустрые, а в жизни вы человек серьезный, тихий и спокойный. Вы говорите, что «у меня такой шустрости нет, как у героинь». Это так?

- Нет. Конечно, она есть. Откуда она еще может появиться, если я играю шустрых.

- Вы такая строгая и серьезная, вы православный, верующий человек, умудренная жизнью актриса и человек, но все-таки в вас подспудно чувствуется задор, и мне кажется, что вы можете похулиганить.

- Да, могу. Вы знаете, очень часто встречаешься с людьми, например, сидишь где-то, и тебя спрашивают: «У вас что-то случилось? Что с вами, вы такая грустная?» - «Почему грустная? Я нормальная, я просто сижу». Поэтому когда все меня видят на экране или в театре, все думают, что я здесь должна сходить с ума. Я не могу в простоте сказать ни одного слова. В этом смысле я нормальный, очень тихий, спокойный человек. А потом, если есть эта шустрость, азарт и так далее, то все-таки это такие дары. Дары даны мне для театра, и это надо оберегать. Надо тренироваться. Почему артисты такие шумные, всегда кривляются? Это как котятки, которые кого-то кусают, играют – тренируются для охоты. Так же и артист. Так просто долго сидеть нельзя. Обязательно надо что-то такое сделать, чтобы быть все время в форме, тренаже. У некоторых это переходит какие-то границы, наверное, но вообще все между собой мы ни слова в простоте не можем сказать.

- Вас помнят именно по главным ролям, по большим работам в кинофильмах. А сейчас снимается очень много сериалов, популярность достается молодым звездам, именно потому что каждый день идет по одной-две серии в течение какого-то времени. Вам не обидно, что вы с таким трудом достигали такой популярности за одну роль, а они сейчас уже звезды от мелькания на экране?

- Задача не быть популярным.

- Но некоторые к этому стремятся.

- Нет, не стремятся. Они стремятся быть востребованными, стараются быть знаменитыми, отличными, чтобы приглашали из спектакля в спектакль, из фильма в фильм. Популярным стать очень легко. Можно сняться просто в рекламе - и ты популярный, лицо узнаваемое. Но задача артиста – стать хорошим артистом. Это длительный многоступенчатый процесс. И на каждую ступенечку надо встать и немного постоять. Пойти дальше, дальше и дальше. Это единственный путь наверх. А эти прыжки, скачки… Где-нибудь обязательно споткнешься. Здесь очень внимательный, сосредоточенный и серьезный должен быть подход к своему делу. Надо стремиться становиться лучшим артистом.

- Когда-то вы сказали: «У меня была прекрасная возможность не воспитывать своих детей в театре». У вас два сына. Вы не хотите им артистической судьбы?

- Старший сын, когда учился в школе, на мой вопрос «Кем ты будешь?» ответил: «Наверное, артистом». Я спросила: «Почему артистом?» «Да я вроде бы и ничего больше и не умею», - сказал он. А артистом умеет! Но это была такая шутка, я вспоминаю ее до сих пор.
Да нет. Человек, который хочет стать артистом, он будет ходить в театр, будет читать, учить стихи. Талант просто так не может существовать. Он заставляет что-то делать. У него есть ноги, он обязательно что-то делает. А не просто «у меня есть талант, но мне не дали возможности и погубили меня». Значит, не было таланта.

- Мне сложно представить, что вы водите машину.

- Давно.

- Вам муж подарил серебристый итальянский автомобиль.

- Это звучит как из шоу-бизнеса. Господи, на автомобиль мы сейчас можем заработать. Сейчас другая жизнь. Мы жили очень тяжело. Думали, на метро ехать или на троллейбусе: там четыре копейки, а там пять. То есть не хватало рубля до зарплаты, все время занимали деньги. Сейчас другая жизнь. Сейчас есть возможность много работать и зарабатывать. Сейчас машины не так дорого стоят, и это не дефицит. А у нас должна была быть серебряная свадьба, и я сказала супругу, что это будет серебряный подарок от тебя.

- Вы говорите: «Я все время на бегу, но хочется остановиться, сесть, научиться вышивать. Рисунки сделаны, хочется вышить что-то. Вязать не умею, печь не умею». Это правда?

- Какая у меня интересная биография! Вы мне столько интересного рассказываете! Где-то тоже такое сказанула.

- Хочется все время быть на бегу?

- Мы с самого начала говорили об этом. Раньше мне казалось, надо где-то что-то успеть, жизнь пройдет, а я не успею, если сосредоточусь на чем-то. А теперь мой круг сужается, и мне кажется, что это естественно. Почему все взрослые люди любят читать, созерцать, вести тихий образ жизни? Потому что мы уже все вокруг поняли.

- Мне кажется, что именно от такой женщины, актрисы, как вы, людям хочется узнать рецепт, как обустроить счастливую жизнь. Вам есть что сказать?

- Надо жить по правде. Просто. Не хватать звезд с неба. Жить каждый день и каждую минуту. И на каждой ступенечке. Не надо прыгать через три ступеньки. Это я играла такую в «Москва слезам не верит», которая говорила: «А не привыкла счастье по кусочкам собирать, мне надо счастье все, разом». И что? Она осталась у разбитого корыта. И вот она уже такая старая, и все равно она «еще ухвачу свой кусок».

- А серенькая простая Антонина создала себе семейку и жила с детьми.

- И так же вторая. Она ошиблась, но дальше все равно стала жить по правде. В общем надо жить так, как учат наши родители.

- Спасибо за беседу.
Сегодня у меня в гостях была актриса, которая не хватает звезд с неба и живет по правде, - народная артистка Ирина Муравьева.