Режиссер фильма «Самая обаятельная и привлекательная» Геральд Бежанов: «Я на коленях умолял Муравьев

Режиссер фильма «Самая обаятельная и привлекательная» Геральд Бежанов: «Я на коленях умолял МуравьевВ ноябре фильм «Самая обаятельная и привлекательная» справит 25-летний юбилей. И до сих пор каждый раз, когда картину повторяют по ТВ, она находит множество благодарных зрительниц. А ведь в те советские времена до премьеры вообще мало кто верил, что незатейливая история о незамужней девушке, которая с помощью подруги-социолога пытается устроить личную жизнь, сможет собрать многомиллионную аудиторию.

Ведь это сегодня книжные прилавки завалены методичками по соблазнению мужчин. А в советские годы с всеобщим девизом «Прежде думай о Родине, а потом о себе!» фильм Геральда Бежанова «Самая обаятельная и привлекательная» был в новинку. И смотрелся на одном дыхании благодаря замечательной игре актеров, тонкому юмору и жизненности. О том, как шла работа над этим «первым женсоветом», мы расспросили режиссера.

Идея фильма

- Геральд Суренович, как вам, мужчине, удалось создать такой «женский» фильм, как «Самая обаятельная и привлекательная»? - спросила я у режиссера.

- Ну, кавказские мужчины чувствуют и понимают женщин лучше других. И в каждой женщине видят красавицу, - с приятным кавказским акцентом ответил Бежанов. - Мы со сценаристом Эйрамджаном решили сделать картину, в которой бы показали женщинам, что, для того чтобы стать «самой обаятельной и привлекательной», надо поверить в себя. Ведь задача женщины какая? Верить в свое счастье и идти к нему. Но обязательно самой надо первый шаг сделать. Найти в себе, подчеркнуть индивидуальность, оригинальность. И тогда она будет распрекрасной, которую все будут желать. Самой обаятельной и привлекательной.

- Даже если это не совсем так?

- Нету некрасивых женщин!

- А помочь ей поверить в себя должен мужчина?

- Не надо мужчину! Посмотри в зеркало и скажи: «Какая я красивая!» И все будут верить в это.

Ирину уговаривал месяц

- Правда ли, что вы только Ирину Муравьеву видели в главной роли?

- Да. Самое трудно было уговорить ее сниматься. После успеха фильмов «Москва слезам не верит», «Карнавал» Ирина от многих предложений отказывалась.

Я ее понимал - вот вдруг к ней, такой успешной, пришел я, начинающий молодой режиссер. И, хотя сценарий был очень хороший, она опасалась довериться. И я получил от нее категорический отказ. Но почувствовал, что эту женщину надо «выхаживать», добиваться, что я и делал. Сторожил ее перед театром, в котором она играла, ходил на ее спектакли, преподносил цветы, на коленях перед ней стоял, вымаливая согласие, осыпал комплиментами. Готов был целовать ее следы. В общем, охотился за ней. И мужа ее обрабатывал. Он у нее режиссер. Ирина у него спрашивала разрешения - сниматься или нет. Муж у нее человек непростой, хороший театральный режиссер, но в кино менее удачливый, с ним было непросто справиться. Но нам повезло!

Я знаю, как работать с людьми, по первому образованию юрист, знаю, как на «крючок брать»... И покорили наконец ее. Моя настойчивость добила ее. И она дала согласие.

- Почему вы только Муравьеву видели в главной роли? Разве мало хороших актрис?

- На мой взгляд, она была единственной, которая смогла бы очень тонко провести эту роль. И в комедийном ключе. У нее интересная внешность, такая была пухленькая, необычная. Я говорил, что без Муравьевой не буду снимать, и точка! Без Муравьевой не получилась бы картина. Когда пишешь сценарий, ты умозрительно что-то делаешь. А когда актер появляется на площадке, он вносит свои черточки, характер, наполняет роль. И вот Муравьева принесла очень многое и своим отношением, и своим мастерством.

Могу сказать, что только благодаря этому фильму она стала лучшей актрисой года. А на площадке с ней было работать одно удовольствие. Очень собранная, ответственная, профессиональная актриса. Вела себя просто прекрасно! В отличие от мадемуазель Васильевой, которая сыграла подругу главной героини Сусанну.

Из-за Васильевой попал в больницу

На роль Сусанны пробовалась Полищук, но с ней не сложилось. Предложил роль Чуриковой. Но когда я ее послушал, ее глубокие мысли, так сказать, понял, что сложно будет с ней. А когда на пробы пришла Таня Васильева - очаровала! Сразу ее утвердил. Но на съемках из-за нее я получил сердечный приступ.

Знаете, когда приходит актер на съемочную площадку и не знает текста, меня это бесит! А она не знала текста, ну и получала от меня... Многие актеры на меня обижаются, потому что я требую знания текста до запятой. А актеры этого не любят. Они думают, что импровизация такая вольная дает им экспромт. Нет, надо делать то, что задумано. Я не терплю импровизаций, идущих от того, что актер текст не выучил. Актеры видят себя только в одной сцене, а я вижу всю картину в целом. Многие актеры обижались на меня, а потом по окончании понимали, что я прав.

Васильева мне кровь попила. Однажды после очередной выволочки приходит на съемочную площадку, и я вижу, что у нее КРАСНЫЕ волосы!

Я в ужасе, спрашиваю, зачем волосы покрасила. А она на голубом глазу мне: «Нет, я не красила». И в группе некоторых подговорила, они ей поддакивают, нет, она не красила. И вот я из-за этого получил сердечный приступ. В больницу попал. Понимаете, сцена не закончена, у нее был соломенный цвет волос, а приходит красная. Ну как это можно? Мы вышли из затруднительного положения - появилась белая шапочка, которая закрыла эти ужасные красные волосы.

- Это она вам назло сделала?

- Наверное. Ну это ладно, не такое мы переживали. Актеры же очень непонятные товарищи, «сукины дети»...

С Абдуловым чуть не подрался

- А кто вас еще сердил?

- Кроме Муравьевой, все. Например, Саша Абдулов. Хотя я считаю, что это его лучшая роль. И чем больше он пытался мне насолить, тем лучше роль получалась. Он в середине съемочного периода исчез на ДВЕ НЕДЕЛИ! И вся группа его ждала. А без него невозможно было снимать - шли сцены в конструкторском бюро. А он потом появился и с «честными глазами» сказал, что заболел. А я-то знаю, что он рванул на Сахалин деньги зарабатывать, мне все донесли! Подвел и меня, и всю группу!

- А когда он появился, что вы ему сказали?

- Ну не хочется вслух произносить то, что я ему сказал. Он не только получил словесно от меня.

- И оплеуху тоже?!

- Всякое бывало... Но играл Саша здорово. Единственное, не смог он передать комичность в произношении иностранных слов. Я планировал так, чтобы его герой смешно коверкал слова из разных языков, а Саша как-то промычал, и все. У него с дикцией были проблемы. Не очень мне нравилось, как играет в эпизодической роли актриса Вера Сотникова, которую Саша Абдулов на съемки привел. Уговорил меня, чтобы я ее снимал в роли его подружки. Видимо, она ему нравилась. Красивая актриса, но мне не хватало в ней комедийности... Вообще порой проблемы появлялись просто на ровном месте. Носик с Муравьевой не знали, что такое пинг-понг, не могли в него играть, а это нужно было для фильма. Мы попросили, чтобы они потренировались. И вдруг Носик после тренировки приходит, а у него сломан палец. И где?! На ноге! Я вообще этого понять не мог - как же так тренироваться в пинг-понг, чтобы сломать палец на ноге?! И вот он с гипсом на ноге снимался в фильме.

Ширвиндт и Куравлев над Кокшеновым во время съемок подтрунивали. По сценарию герой Кокшенова должен пить воду из аппарата с газводой. И вот эти два товарища каждый раз запарывают дубль и просят: «Ой, не получилось, давайте еще сделаем». И вот с десяток дублей мы делаем. Кокшенов в кадре пьет стакан за стаканом, весь уже раздулся. А те, как я потом узнал, просто решили над ним посмеяться. А Кокшенов, бедняга, потом дышал с трудом...

Но выдержал, крепкий оказался. Искусство требует жертв (смеется).

- Наверное, актрисы ревновали к вам друг друга?

- Ой, не знаю! Я вообще-то красивый, высокий, усатый (смеется). Может быть, они и мечтали о том, чтобы я, так сказать, поиграл в какие-то отношения, но такого никогда не было. У меня любимая жена, и я никогда ей не изменяю.

- А как у вас работала Лариса Удовиченко?

- Прекрасно. Правда, манерная она, но это шарм у нее такой. Я ее очень хорошо знаю. Мы параллельно учились - она у Герасимова, я у Кулешова во ВГИКе. Ее уговаривать не пришлось. Я ей позвонил: «Лариса, вперед!»

О цензуре

- У меня сцена была в кафе, в знаменитой «Синей птице». Там впервые снялся Маркин, играл на саксофоне мелодию Поля Мориа. И это было для того времени чем-то из ряда вон. Тогда вышло постановление, чтобы ни в коем случае не включать в советские фильмы иностранную музыку. А здесь у меня еще и в автомобиле Ширвиндта звучал шведский ансамбль, и потом звучал голос из телевизора какой-то иностранной актрисы в тот момент, когда Муравьева с Васильевой поднимались к фарцовщику (Ясуловичу).

Когда директор студии Досталь посмотрел материал, перепугался и сказал: «Немедленно вырезать!» А тогда была организация такая - «Международная книга», которая помогла мне отстоять иностранную музыку. Поль Мориа прислал телеграмму на «Мосфильм» - целует, обнимает и разрешает бесплатно использовать его сочинения! То же самое сделал и шведский ансамбль. А иностранную актрису мы не нашли. И поэтому на этот голос наложили голос Ларисы Долиной. Потому что были большие штрафные санкции. Тогда погорел на этом очень сильно Меньшов - у него в фильме меньше минуты звучала музыка иностранная, за что пришлось заплатить громадный штраф за нарушение авторского права. И еще был казус. В сцене, когда Надя Клюева отказывается покупать фирменные наряды, фарцовщик произносит: «Она что, с Урала? Ничего не понимает?» Эти слова возмутили руководство областного комитета партии Свердловской области, во главе которого в то время находился будущий Президент России Борис Ельцин. Пришлось лично писать объяснительные письма с извинениями.
 
Автор: Анна ВЕЛИГЖАНИНА