«На всякого мудреца довольно простоты» - 2002

 


Режиссёр спектакля: В. Бейлис
Художник-постановщик спектакля: Э. Стенберг
Композитор: Ш. Каллош
Премьера: 14.06.2002
 
О спектакле  «На всякого мудреца довольно простоты»
 
Островский написал пьесу в первое 10-летие после отмены крепостного права, то есть во времена, когда наше общество имело довольно туманное представление о направлении, в котором оно движется; по словам одного из персонажей, «и нам неизвестно, куда мы идем, и те не знают, которые нас ведут». Данная мысль зримо воплотилось в постановке: и в самом начале, и после каждого акта сцена обволакивается дымкой и погружается в полутьму. Герои уплывают в туман и выплывают из него.

В комедии «злой, завистливый, умный» Глумов противопоставляется старикам – поколению, которое сходит с исторической сцены, поколению, чья молодость пришлась на пушкинский, «золотой» век России. Однако они еще не одряхлели, они еще «столпы общества». Мамаев (играет Александр Потапов) ездит в сенат и пока уверен в себе. Его порхающая от избытка эмоций относительно молодая супруга (играет Ирина Муравьева) живет в мире любовных ожиданий, которые связаны, однако, не с мужем. По-прежнему крепок и нравится женскому полу генерал Крутицкий (играет Виктор Коршунов): тягает двухпудовые гири и по-мужски неотразим. Мгновенно забывает генерал про свой трактат о вредности реформ, когда симпатичная служанка подносит ему рюмку горячительного. И Турусиной (играет Элина Быстрицкая) можно любоваться, когда режиссер усаживает ее, да и прочих героев, в кресло возле первых рядов.

Как персонажи они ностальгически интересны сами по себе, независимо от сюжета. Именно так мы любуемся лицами на репинских картинах, художник и писал как раз портреты отечественной знати второй пол. XIX века. И, наверное, мог бы запечатлеть таких, как красавица Машенька (играет Ольга Пашкова) или карьерист Глумов (играет Василий Зотов).

В концовке Глумов спускается со сцены в зал и говорит заключительный монолог, вышагивая при включенном свете по проходам. Туман рассеялся окончательно, консенсус состоялся: старики нуждаются в таком, как Глумов, а он, в свою очередь, несостоятелен без них. По какой причине театр так снисходительно нарисовал пороки и слабости «стариков»? Потому что приходящая ему на смену «глумовщина» не лучше!